06.10.2008 в 08:08
Пишет Геда:

Я, Цузуки и рейтинг - три вещи несовместимые. Ну ни магу я, ни магу, ни писать, ни читать с удовольствием. Почему? В чем дело, в Цузуки или во мне? Какие-то мои заморочки с отношением к сексу, которые я переношу на героя?
Надо поискать, что я флудила про это пару лет назад - точно же что-то флудила. Скорее всего, отталкивалась от инфантильности.
Сейчас я спотыкаюсь о другое - я очень плохо вижу Цузуки проявляющим инициативу.
Напомните мне, что было в каноне, кроме полустебного момента с несостоявшимся поцелуем заснувшего Хисоки? А так... или правда не было со стороны Цу ничего, или у меня не откладывается в памяти, что тоже о чем-то говорит.
Допустим, в пейринге с Мураки это не мешает, т.к. понятно, кто там будет инициатором (но сам пейринг я не переношу по другим причинам, это тоже понятно).
Но вот все прочие пары...
Цусока. Цусоку я в принципе вижу, но не сейчас, а сколько-то лет спустя, как продолжение сближения и узнавания друг друга. Бурной страсти и яркого секса там не будет, может и вообще до секса не дойдет. Если и дойдет, то мне трудно придумать обстоятельства, которые к нему приведут. Трудно, но можно - что-то типа очередного загруза Цу и попытки Хисоки его, хм, зацепить.
Цутацу. Сложно с цутацей. С одной стороны, такой канонный недопейринг. С другой - не ложится секс в такие отношения, слишком уж они неустойчивые. И опять вопрос инициативы - Тацу побоится Цузуки таким образом навредить, Цу побоится как-то упасть в глазах Тацуми... Ну может не в точности так, но чего-то они оба испугаются, это точно.
Впрочем, эта пара у меня не до конца осмыслена, я не против пофлудить.
Цутода - Тода ходячий секс, это да, но фишка в том, что он делает только то, что прикажет Цузуки, а Цузуки не будет приказывать ему трахацо. Так что нет, не верю я в Цутоду.
Цубяка - вот в Цубяку хотелось бы верить, как в хороший дружеский секс, который к тому же кинкает равноправием, в отличие от всех прочих пейрингов с Цузуки, но... Но см. начало поста )
И самое интересное на сладкое - Цурука.
Ага, она все еще жрет мне моск. Кажется, в паблик я еще не писала. В общем, за: "запретная любовь", про которую Цу говорит в главе о католической школе, неоднократные упоминания о дорогом человеке, которого он потерял. Против: когда Цузуки называет Рукой девушку из книги, слишком уж он спокоен. Впрочем, он и в разговоре про запретную любовь не ангстица. Цузуки-то, который всегда во всем виноват!
В общем, подробнее пока писать не буду, но опять же пообсуждать непротив (другие дело, что я сильно сомневаюсь в том, что кто-то еще заинтересуется гетным инцестом)))

URL записи