09.01.2010 в 14:12
Пишет Геда:

Примечания к манге
В работе над переводом иногда приходится гуглить разные мелочи - несущественные, но порой интересные.
Буду собирать их в этот пост.

5 том, последняя глава
Тацуми: Гостинец от Ватари...
Цузуки: Ух ты! Нисио яцухаси! Люблю их.

О Яцухаси от Нисио, традиционной сладости из Киото, рассказывает ЖЖ-юзер kitya:
Романтичная сказка о восьми маленьких мостиках вдохновила не одно поколение японцев. До сих пор во многих японских садах можно встретить небольшие зигзагообразные мостики из досок, выполненные в напоминание об этой истории. А в начале 1600-ых кулинар семьи Нисио придумал простую сладость яцухаси, формой напоминающую маленькую доску, с тем, чтобы люди ели эту сладость и не забывали историю. До сих пор эта сладость знаменита на всю Японию, и до сих пор в Киото можно купить яцухаси ручной работы очередного потомка знаменитой семьи. В 1900-ом на конкурсе всех сладостей Японии яцухаси работы Нисио Тамэдзи получило первое место.


6 том, Окинавская арка.
Глава 14, стр. 16.
Сразу после приезда на Окинаву Цузуки изнывает от жары на фоне ворот Сюрэй:



А Синко-тё, окинавский департамент Дзю-о-тё


расположен вот в этом здании:


Немного о нем отсюда:
Сюридзё - дворец в Наха, в далеком прошлом - резиденция правителей королевства Рюкю. Во времена расцвета королевства Рюкю он был средоточием светской и религиозной жизни островного государства, центром его политики и культуры. Здесь проводились пышные празднества, приемы послов, различные религиозные ритуалы. Пожар четырежды уничтожал стены древнего дворца Сюри, и каждый раз эта национальная святыня возрождалась. Дворец был построен в классическом окинавском стиле, который за века воспринял многое из архитектуры и дизайна соседствующих стран. Так, например, само расположение дворцового ансамбля, пурпурный цвет его стен, золотые драконы, украсившие крышу, - все это, бесспорно, влияние Китая. А вот дизайн королевского трона, многие детали внутреннего интерьера имеют немало общего с лучшими японскими образцами. Но строителей дворца нельзя обвинить в эклектике. Он прекрасен в своей самобытности, как самобытна и прекрасна сама древняя культура Окинавы, воспринявшая и переплавившая многие чужеземные заимствования. (с)

URL записи